Медиа о новом искусстве

Поиск по сайту

Подписаться

Ваша заявка принята

Спасибо за заявку!

Вернуться на главную

Дархан Рухолла

1471

Я начал рисовать с раннего детства. Мой отец называл меня Пикассо. Помню в детском саду, нам нужно было нарисовать лошадей на жайляу. Когда я завершил этот рисунок акварелью, мальчик сидевший рядом восхитился и позвал воспитательницу с детьми. Все окружили меня с удивленными возгласами, а я не понимал, почему они столпились – для меня это были обычные лошадки на природе. Позже учительница первого класса посоветовала маме отдать меня в художественную школу.  В девятом классе состоялась моя первая персональная выставка в музее литературы и искусства им. Бухар Жирау в Павлодаре.  Потом я поступил в Алматинский колледж декоративно-прикладного искусства им. О. Тансыкбаева. Учителя хвалили меня за мои академические работы, портретное сходство, передачу пропорций, но чем больше я оттачивал в этом мастерство, тем скорее понимал, что загнан в шаблон, от которого у меня не было отклика в сердце. Я продолжал идти, пробуя себя во многих проявлениях творчества. По мере поиска родилась глубина  внутри, не вмещающаяся в рамки академизма. Будто тебе приоткрыли ширму, за которой была вечность. Я понял, что художник — это не техника, а особое чистое видение мироздания.  А техника уже зависит от того, что ты хочешь показать. Ты не вправе закрывать эти врата. Чувствую себя алхимиком — иду по дороге научных и духовных открытий. Наука и искусство для меня неделимы. Как и внутренние и внешние аспекты жизни. Все едино. Я вижу внутреннюю часть  мира и внешнюю со стороны и через искусство пытаюсь передать целостную картину мироздания. Делая акцент на корень, легче увидеть актуальные проблемы человечества и работать над ними, прежде всего начиная с себя – прокладывать путь для сознательной деятельности.

Я впервые выставился за рубежом и получил отличный опыт. Меня поддержала ARAY GALLERY в лице Маржан Абильдиной. Выставка Art Capital — огромное событие года. Было очень много гостей и самих художников из разных стран. Мы угощали всех казахстанским шоколадом. Не стали делать общую концепцию для павильона, т. к. наши картины были исполнены в разных стилях. Под каждой картиной была информация про автора и работу.

Все зависит от уровня восприятия человека и открытости. Искусство, протекающее через меня для всех людей. Мы слеплены из одного теста, независимо от цвета кожи и нации. Люди благодарят, пишут слова восхищения. Никаких отрицательных комментариев не слышал, могут быть недопонимания. Не поймет тот, кто воспринимает все умом и думает, что он все знает, человек с застоявшимся мышлением, но это исправимо, над этим мы работаем - мирные воины contemporaryart.Все зависит от уровня восприятия человека и открытости. Искусство протекающее через меня для всех людей. Мы слеплены из одного теста, независимо от цвета кожи и нации. Люди благодарят, пишут слова восхищения. Никаких отрицательных комментариев не слышал, могут быть недопонимания. Не поймет тот, кто воспринимает все умом и думает, что он все знает, человек с застоявшимся мышлением, но это исправимо, над этим мы работаем — мирные воины contemporary art.

Все взаимосвязано. Перестройка внутреннего — дает плоды на внешнем. Может, на каком-то уровне я кажусь отстраненным, но я чувствительный к тому, что происходит в мире.

Нам нужно направить энергию на то, что нас объединяет. Все человеческие страдания имеют один корень. Все человеческие проблемы могут решиться на другом уровне сознания — на глубинном сдвиге в сознании людей. Через искусство, я стараюсь привнести эту трансформацию. Если бы меня все устраивало в мире, я был бы импрессионистом — созерцал бы этот момент, изображая его на холсте. Я люблю пребывать в этом состоянии, созерцая природу, людей этого времени.

В  мире эти стили называют экспрессионизм и абстракционизм. Описывая искусство, текущее сквозь меня нужно понимать, что слова лишь могут направить, на самом деле нет никаких названий, слова ограничивают, они лежат на поверхности и не могут полностью передать то, что есть. Состояние, в котором творю, оно без мыслительных блоков. Ты выходишь из личного восприятия себя. Будто твои глаза закрыты, а творит та глубина, которую ты ощущаешь. Открывается портал и переводится энергия. Законченные работы являются транспортирующими. На такие картины необходимо смотреть по-другому. Нужно направлять взгляд сквозь картину и в этот же момент смотреть вглубь себя. Войти в картину. При созерцании картины не комментируя ее и не ставя «ярлыки»,  человек попадает в поток, в исходную точку, откуда становится в позиции наблюдателя к ней, а значит и ко всему. Отсюда легче критически мыслить, осмысливать, открыться новому, а потом действовать более осознанно. Созерцание — это акт создания. Зритель сам становится частью картины.

Ожидайте! Загрузка данных.